Когда наступает сентябрь: снова в школу

Рассказываем о том, как хоккеисты НХЛ готовятся к предстоящему сезону

Хорошо помню, как первый раз оказался на хоккейной тренировке в Москве. И больше всего удивило не наличие суперзвезд на расстоянии вытянутой руки, а красота и слаженность, с которыми проводилось занятие. Да, я читал о «поточном» методе тренировок, созданном Анатолием Тарасовым, кстати, «по мотивам» хоккейного учебника канадского специалиста Ллойда Персиваля. Но никогда бы не подумал, что вблизи это выглядит так захватывающе… Все бегут и знают куда именно. Упражнения меняются одно за другим почти без остановок. И все это — на фоне техники на грани фантастики.

Интересно, а кто-либо задумывался над тем, что до начала профессиональной карьеры хоккею обучают столь же долго как и в обычной школе — 10 лет. То есть работают над каждым техническим элементом, которых сотни. Я уже не говорю о тактических занятиях. Все, как в общеобразовательном учебном заведении — масса предметов и по каждому надо сдать, образно говоря, экзамен. Плюс (или минус), что в школьных классах никто не пытается вырвать ручку из рук или не вытесняет с парты. Учись на здоровье, а вот в хоккее есть еще и соперник, который активно мешает выполнению задачи.

Не знаю, моделировал ли свои занятия с советской хоккейной школы Скотти Боумэн (хотя он сам говорил, что немало почерпнул у главного соперника канадцев), но тренировки «Детройта» второй половины 1990-х годов были удивительным образом похожи на то, что я видел когда-то в Москве. Синхронность поражала. Особенно запомнилось упражнение, начинавшееся простым вбрасыванием шайбы в зону. Вся пятерка бежала в зону, защитники подбирали шайбу и быстро пасовали вперед уже развернувшимся и бегущим в обратном направлении форвардам. А те, в свою очередь, либо атаковали другие ворота, либо возращались и уже наседали на тех самых защитников, которые только что передали им шайбу.

Голова не закружилась от описания? И, вообще, для чего это здесь, когда вроде бы и так все ясно — открылся, получил, отдал? А между тем видимая легкость выполнения технических приемов и есть итог должного освоения программы хоккейной школы. Все доведено до автоматизма. И шлифуется уже во время профессиональной карьеры. Сергей Федоров вспоминал в разговоре со мной, как тренер Виктор Тихонов учил его таким прозаическим вещам, как прием шайбы у бортика в своей зоне. «Он показывал мне как нужно стоять на пол-борта, в середине зоны, — говорил Федоров, имитирую стандартную игровую ситуацию. — И куда нужно смотреть, чтобы на растерли по борту, а можно было спокойно принять шайбу».

В самом деле, на такие мелкие — но очень важные — детали болельщики, как правило, не обращают внимания. Также как и на то, что даже после сильного паса шайба не отскакивает от клюшки как от доски, а буквально прилипает к крюку принимающего передачу. Я как-то специально в течение всего матча понаблюдал за действиями Евгения Малкина, звезды «Питтсбурга». И получил большое удовольствие, хотя шайб в той игре он и не забросил. Все было на высоком уровне, как и учили в хоккейной школе. Голова практически не опускалась, поймать на силовой прием было невозможно. Клюшка все время на льду, чтобы можно было перехватить шайбу. Пасы — вовремя, катание — превосходное. Все движения — в унисон, только вот сопернику непонятно, что из всего этого может выйти… Ну, так это же хорошо!

Обучение продолжается на протяжении почти всей карьеры. Бросок Александра Овечкина когда-то был предсказуемым (но от этого не менее убойным), но за последние несколько сезонов стал почти неберущимся. Вспомните хотя бы признания вратарей, что теперь шайба после броска Овечкина еще и направление меняет. Это ведь не само собой приходит…

Вратари — это, как известно, вообще отдельная епархия. Движения заучены наизусть, думать некогда. Это только кажется, что голкиперы отбивают шайбы как придется и чем придется. На самом деле все очень экономично и точно по учебной программе. Не всегда, конечно, но в основном. Словно билет на экзамене: вопрос первый — как отразить шайбу, летящую на высоте 20 сантиметров; вопрос второй — надо ли садиться на лед, когда шайба потерялась в куче-мале перед воротами… Уверен, ответы будут одинаково правильными. Кстати, сам процесс обучения — особенно молодых вратарей — хоть и претерпел некоторые изменения за последние лет 20, но основополагающие принципы остались прежними. Дебютанта НХЛ Николая Хабибулина обучали ориентироваться на льду, рисуя фломастером точки вокруг вратарской площадки. Нечто подобное я видел и не так давно…

Это я пока только об индивидуальном мастерстве говорю, а уж тактика — вот где тренерам-то раздолье для творческой мысли! Я смотрю на составы команд и мысленно представляю, как размышляет, например, тренер «Эдмонтона» Тодд Маклеллан — с кем поставить в тройку Коннора Макдэвида? И как сделать так, чтобы он мог все время принимать шайбу на скорости, как ему освобождаться от опеки?

Кстати, как ни странно, хоккейный тренерский штаб все больше стал напоминать коллег из американского футбола. Ради интереса заглянул на сайт «Даллас Ковбойз» и с удивлением насчитал 18 тренеров! Хоккею, конечно, пока далеко до этого, но шесть тренеров в команде уже не являются чем-то из ряда вон выходящим. Кто-то отвечает за игру в большинстве, кому-то надо добиться, чтобы не пропускали в меньшинстве, а кто-нибудь еще и работает над умением выигрывать вбрасывания. Ну, а тренеры вратарей уже давно есть в каждой команде.

Не знаю, сильны ли были в школьной геометрии тренеры клубов НХЛ, но игра в большинстве на бумаге расчерчивается идеально. Пас сюда — отсекается один защитник соперника, перевод шайбы на край — открывается возможность следующего хода, а затем — вот она, заветная незащищенная «полоса для броска»! Отрабатывают игру в большинстве множеством способом, но один из наиболее странных я наблюдал, работая в «первом издании» «Виннипег Джетс». На лед выходила пятерка игроков против… одного единственного вратаря. Как такое вообще может быть, что тренировать-то, коли противодействия нет? Оказалось, что таким образом в сознании игроков закреплялась мысль, что если верно разыгрывать шайбу, то и никакой соперник не помеха! Правда, довольно скоро эксперимент свернули, как не приносящий нужного результата.

 

А вообще, сентябрь — это особая пора для хоккеистов. Образно говоря, они тоже идут back to school, на ходу вспоминая чуть подзабытые за лето навыки. Причем вот ведь интересная деталь. Их тоже ждут строгие учителя-экзаменаторы-тренеры и времени на пересдачу экзаменов может и не быть. Нет, я не имею ввиду, что кто-то может не попасть в основной состав. А возможности отшлифовать какие-то не очень получающиеся элементы уже не будет. Потому что во время тренировочного лагеря и тяжелого сезона просто не до того, отдохнуть бы как следует.

Да, конечно, бывают в сезоне и перерывы по несколько дней, когда можно поработать над деталями хоккейного образования, ведь нет предела совершенству. Можно даже после тренировки еще минут на 10-15 остаться, чтобы побросать-пощелкать по воротам, например. Ведь именно игроки лучше других знают, какие компоненты надо подтянуть. Конечно, вряд ли мы услышим отровенную фразу типа «что-то не выходит у меня быстрый поворот налево» или «ну, не получается щелчок в одно касание!». Но лучше все-таки над этим продолжать работать, пока не разгадали соперники. И тогда…

…Тогда тренер соперничающей команды будет отдавать указания своим игрокам: «Обходите этого защитника слева, он не успеет развернуться…». И будьте уверены, все бросятся именно так и делать. А потом еще и в прессе «пропесочат» и чего доброго (или недоброго?) напишут, что вот, дескать, соперники хорошо изучили определенный изъян.

В общем, за работу, товарищи хоккеисты! Или за учебу, уважаемые господа! Сентябрь почти на дворе, самое время подтянуть отстающие предметы. В конце концов, хоккей — часть жизни и ничего зазорного в обучении нет. Вне зависимости клюшка ли в руках или ручка.

Добавить комментарий