Кубок Стэнли: что могут вратари?

На уровне финала конференций уже не так важно, на что способен твой вратарь

Если взглянуть на обладателей Кубка Стэнли после большого локаута, все-таки потолок зарплат и изменения в правилах сильно повлияли на НХЛ, поэтому отсчет желательно вести с 2006 года, то легко заметить, что только один вратарь в один год и чемпионом стал, и получил «Везина Трофи» — Тим Томас в 2011 году. Томас, игравший в стиле «бэттлфлай», как сам его описывал. Томас, заигравший в Национальной хоккейной лиге в 31 год.

Если брать всю историю с именно призом лучшему вратарю, а не меньше всех пропускающему, а считать надо с 1982 года, то таких вратарей было всего три. За 35 лет.

Более того, после большого локаута лишь три вратаря, номинированных на «Везину», добирались до финала: Джонатан Куик в 2012-м, Роберто Луонго и все тот же Томас в 2011-м.

О чем это говорит? Если вы хотите взять Кубок Стэнли — иметь вратаря, который тащит на своем горбу команду, вовсе необязательно. Мэтт Мюррей стал чемпионом, будучи новичком и даже близко не претендуя на роль первого номера по ходу регулярки. Кэм Уорд — тоже. Через год Мюррей повторил достижение, проведя в плей-офф из-за травмы меньше матчей, чем Марк-Андре Флери. При том что у Флери за спиной был более чем посредственный сезон. Сам Марк-Андре побеждал с «Питтсбургом» в 2009-м, показывая далеко не выдающуюся игру. Если, конечно, не считать седьмой матч финала, особенно — последние его мгновения.

Крис Осгуд в 2008-м добрался до перстня, изначально подойдя к матчам на вылет в качестве дублера Доминика Гашека.

Жан-Себастьян Жигер — да, в 2007-м он был в большом порядке (и то — Илья Брызгалов серьезно помог). Но далеко не так крут, как в 2003-м. Когда стал пятым в истории игроком, получившим «Конн Смайт Трофи», не выиграв при этом Кубок Стэнли. Интересно, что четверо из этих пяти — вратари. Которых конн-смайтами совсем не жалуют. После того самого большого локаута их было три: Уорд, Томас и Куик. Причем приз Уорда был очень и очень спорным. Томас и Куик — это да. Звери. Вытворяли невероятные вещи. Но стоит признать, что и «Бостон»-2011, и «Лос-Анджелес»-2012 были ориентированы строго на разрушение. Жесткие команды, игравшие предельно компактно в зоне защиты, нацеленные на местами примитивный хоккей и очень агрессивные. Готовые копать и закапывать. Сводя количество моментов к минимуму.

Побеждали самые разнообразные вратари. Чистые «баттерфляйщики», предпочитающие гибридный стиль; Жигер играл в blocking-style, Куик — наоборот, предельно агрессивен и атлетичен. Стендаперов не было. Но их давно уж и нет в лиге. При этом всех их объединяло одно: они хорошо катаются. Или очень хорошо. Катание стало едва ли не важнейшим аспектом.

Удивительно, но далеко не каждого при этом можно назвать диким «клатчером». Решающим в ключевые эпизоды игроком. Или суперстабильным. Кори Кроуфорд запросто мог запустить нелепую бабочку. Он почему использует максимально жесткие щитки — потому что у него совсем не идеальный контроль отскоков. И чем дальше шайба отлетает — тем для него лучше. Но вот в чем Кроуфорд силен — психология. Никакая бабочка его не могла смутить. Пропустил — и пропустил.

Мюррей совсем не всегда был идеален. Но тоже не дергался. Делал свое дело. Подтаскивал, когда мог. И когда не мог. Пропустил — и пропустил. Это же не конец света. Тем более — когда впереди есть Сидни Кросби и Евгений Малкин.

У Осгуда в технике полно пробелов. Но он страшно позитивный. Веселый. И не сбивающийся с курса, что бы ни происходило. Томас — вообще что-то не от мира сего. Человек, всегда стремившийся догнать электричку. И у него это получалось.

Чисто технически — Андрей Василевский, пожалуй, сильнейший из всех, кто играет в финалах конференций. Пластика, реакция, катание — очень круто. Он один из первых в лиге наряду с Сергеем Бобровским, кто начал использовать агрессивную игру ловушкой, находясь в reverse-VH, то есть у левой штанги. Тело позволяет ему не оставлять при этом никаких «дырок». Он и в принципе не оставляет.

Брэйден Холтби — самый пассивный. Митч Корн вылепил из него классного вратаря, заставив не вылезать из краски в принципе. У него реакция, конечно, потрясная. Плюс — чтение игры на очень высоком уровне. Вот никак не понять, что же с ним случилось по ходу регулярного чемпионата. Дошло до того, что Филип Грубауэр начал плей-офф в качестве стартера. Может, именно такого пинка обладателю «Везина Трофи»-2016 и не хватало?

Коннор Хеллебак подправил стойку и вынес Стива Мэйсона, а это технарь и еще какой, в одни ворота. Ну, и психологически очень сильно прибавил. Даже Уэйд Флаерти, его тренер в «Виннипеге», порой удивляется. Было — и было. Пропустил — сразу забыл. Номинировали на «Везину» — забыл через полчаса.

Флери — удивительный. Он ведь изначально был главной звездой «Вегаса». И, выйдя из тени, стал этому соответствовать. Считается, что вратарю лишь вредят эмоции. Это точно не про Марка-Андре. На авансцене он хорош. И всегда был хорош, когда первый план отдавался ему. Это странно. Но в «Питтсбурге» у него такие возможности появлялись крайне редко.

В финалах конференций не бывает слабых вратарей. И, строго говоря, на данном этапе они уже не полкоманды. Они почти вся команда в решающие моменты. Но только в решающие. В остальном — полевые должны разбираться. Каждый из четырех вытащит пять-шесть голевых моментов. Возможно — больше. Вот тогда — это реально сильное влияние на игру. Но все-таки: от вратарей тут требуются чисто ментальные вещи. Играть они умеют. И умеют хорошо. Это всем понятно. Ниже определенного уровня не опустятся. Они просто не могут себе позволить провалов. Не могут дать команде просесть. Вот мы и посмотрим, кто чего стоит.

 

У Флери огромный опыт, но он на поздних стадиях не убеждал. Василевский играл в финале, но только из-за травмы Бена Бишопа. Холтби впервые играет на такой стадии. Хеллебак — впервые в плей-офф. Никто не может ничем похвастать. Даже Марк-Андре — он выигрывал девять лет назад.

Игра клюшкой у вратаря — один из вроде бы важнейших навыков в современном хоккее. Но при этом ни один из финалистов конференций не может похвастать тем, что он дока в данном аспекте. Потому что это не так уж важно. Можно подстроить команду под любого вратаря. Все упрется в психологию. Кто ментально стабильнее — тот и окажется «прав». Потому что на этой стадии все более или менее равны по возможностям. И, опять же, — тут вратарь уже не полкоманды, если не глупит. Он многое решает, но куда больше зависит от игры полевых.

Добавить комментарий